Анастасия Зеленкова

Тарас: «Главная причина уничтожения наших замков — не войны, а сознательная политика коммунистов»

Почему в Беларуси сохранилось так мало замков, какой из них мог бы дать фору Несвижскому и Мирскому и почему чиновники смотрят, как на врагов народа, на тех, кто хочет восстановить историческое наследие? Об этом, а также о своей новой книге «Белорусские замки Великого княжества Литовского» Анатоль Тарас рассказал в интервью «Салідарнасці».

— Мы часто слышим, что Беларусь — страна замков. Но наверняка у тех, кто побывал в разных странах Европы, этот тезис вызывает некоторое недоумение. Так все же наша «страна замков» – это миф или доля правды тут есть?

— Нет тут никакой доли правды.

Возьмем Словакию. Площадь 49 тыс. км (меньше четверти Беларуси). В наличии – свыше 100 замков и крепостей, более 200 усадеб с дворцами.

Площадь соседней с ней Чехии — 79 тыс. км. В наличии — свыше 2500 замков, крепостей, усадеб с дворцами! В 80 с лишним раз больше, чем в Словакии. 

Площадь Австрии 84 тыс. км (в 2,5 раза меньше Беларуси). В наличии около 3 тысяч замков и дворцов! 

И, наконец, Франция. Площадь 551 тыс. км (две с половиной Беларуси). В стране более 43 тысяч замков и старинных усадеб с дворцами!

А у нас?

Отреставрированных замков всего-навсего пять: Гродненский, Мирский, Лидский, Любчанский, Несвижский. Можно причислить к ним при желании еще и Косовский дворец, но это здание 40-х годов XIX века, оно не имеет никакого отношения ни к замкам, ни к старине.

Замков, от которых частично сохранились руины, у нас тоже пять (Быховский, Гольшанский, Кревский, Новогрудский, Смолянский). К ним можно добавить башню в Каменце и руины дворца в Ружанах. 

Ещё имеются современные муляжи трех замков – в Копыси, Мозыре, Мстиславле. Получается, в самом лучшем случае, 16 объектов. И это – всё. Сравните с сотней замков и двумя сотнями дворцовых усадеб Словакии, находящихся в прекрасном состоянии. В общем, гордиться нечем!

Тезис «Беларусь – страна замков» либо глупость, либо сознательная ложь.

— Что оказалось самым сложным в подготовке книги?

— Поиск иллюстративного материала. Наши историки за целое столетие (с 1921 года по 2020-й) не нашли ни времени, ни желания нарисовать реконструкции или сделать макеты хотя бы тех 120 или 130 замков на территории БССР и РБ, о которых что-то известно.

А места расположения намного большего числа замков даже не установлены, не говоря уже о раскопках.

Визуальными реконструкциями занимаются сейчас всего несколько частных лиц. Государственным учреждениям, в том числе музеям, историческим кафедрам ВУЗов, это неинтересно. У них совсем другие проблемы и заботы.

— Почему так много замков не дожили до наших дней? Кто в этом виноват?

— Большинство замков на территории Беларуси строили из земли и дерева. Они представляли собой земляные валы с частоколами, палисадами, срубами-городнями, в линии которых стояло несколько деревянных башен.

Такие замки часто горели (особенно при осадах), а без постоянного ухода они и без пожаров за 30-40 лет приходили в негодность. Потом их разбирали на дрова, заброшенные валы постепенно оседали, рвы заплывали.

Каменных замков было намного меньше, так как они дорого стоили. Когда такие замки приходили в запустение или разрушались врагами, их разбирали на стройматериалы.

Чтобы замки сохранялись, у них должны быть заботливые хозяева. Но во времена советской власти коммунисты, обуреваемые завистью к успешным членам общества (которую они называли «классовой ненавистью»), словно маньяки, уничтожали прекрасные памятники старины – храмы и дворцы, замки и усадьбы, статуи и коллекции. Они уничтожили практически всё. То немногое, что случайно уцелело, требует капитального ремонта или полной реставрации. 

Так что главная причина отсутствия замков – не войны, а сознательная политика коммунистических властей. По землям стран Европы тоже много раз катился огненный вал войны. Но там хозяева восстанавливали свои замки, а государство по мере сил помогало им.

— Есть среди несохранившихся замков какие-то особенные, которые, по вашему мнению, стоило бы обязательно восстановить?

— На мой взгляд, с точки зрения героических эпизодов в истории Отечества заслуживают полного восстановления в первую очередь семь замков: в Быхове, Слуцке (хотя бы один из трех имевшихся там), Креве, Кричеве, Ляховичах, Орше, Турове.

Руины башни замка Белый Ковель в Смолянах

А с точки зрения оригинальности сооружений – ещё хотя бы двенадцать замков: в Браславе, Геранёнах, Гольшанах, Дзержинске (бывшем Койданово), Жабере, Заславле, Клецке, Свислочи, Смолянах, на озерах Дрисвяты, Иказнь, Мястро…

— Какой замок можно назвать «жемчужиной» Беларуси?

— Реально у нас только пять отреставрированных замков – в Гродно, Лиде, Любче, Мире и Несвиже. Правда, замок в Любче позднего времени (по существу это не замок, а дворец) и он восстановлен не до конца.

Внешне наиболее привлекательно выглядят Несвижский и Мирский замки. Но при этом Несвижский замок изящнее (барокко!), он больше по площади, чем Мирский, и возле него имеется старый парк.

Если будут полностью восстановлены дворцово-парковые ансамбли в Гольшанах и Ружанах, они могут составить конкуренцию Несвижу.

Так мог бы выглядеть Гольшанский замок. Виртуальная реконструкция проекта VKL3D

— В своей книги вы разместили замки не по времени постройки или архитектурным стилям, а по областям. Почему так?

— Потому что эта книга — справочник для туристов. Сейчас наши граждане очень мобильны, автомашин нет только у тех, кто не хочет иметь их (как я, например). И многие белорусы ездят по своей стране для знакомства с памятниками старины.

Однако в роли таких памятников в основном выступают православные и католические храмы, так как и Церковь, и Костел активно восстанавливают свои культовые сооружения, разрушенные или обветшавшие за семь десятилетий коммунистического режима. А замками никто не занимается, от них остались только холмы со следами валов или площадки, заросшие деревьями и кустарником. И о них мало кто знает.

Я надеюсь, что люди, изучив мой справочник, будут учитывать его информацию при планировании поездок. Поэтому для каждого замка указан ещё и район. Маршруты к перечисленным объектам легко найти в интернете.

— В то время как многие европейские страны зарабатывают на туризме, большинство белорусских замков находятся в запустении. Почему, как вы думаете, чиновники отказываются от такой прибыльной статьи доходов и не спешат вкладываться в реставрацию?  

— Все страны мира зарабатывают на туризме. Одни больше, другие меньше. Есть ряд стран, и немалый ряд, где доходы от туризма составляют основную часть пополнения бюджета. Сейчас пандемия нанесла, конечно, сильный удар по этой отрасли, но все эпидемии рано или поздно кончаются.

Беларусь тоже могла бы прилично зарабатывать на различных видах туризма, взаимно дополняющих друга – для любителей природы, не изувеченной цивилизацией, для охотников и рыболовов, для тех, кого привлекают исторические объекты. Добавлю ещё национальную кухню, народные промыслы и фольклорные фестивали.

Но у нас никто этим серьезно не занимается. То, что делает (точнее, иногда пытается делать) Министерство культуры не выдерживает никакой критики.

Во-первых, его финансируют по остаточному принципу, тогда как туризм требует для своего развития вложения серьезных ресурсов: финансовых, материальных, людских.

Во-вторых, психология всех чиновников на свете такова, что они в любых провозглашаемых программах ищут свой личный интерес. И если не находят, то отношение соответственное. Как я уже сказал, серьезных средств в туризм наше государство никогда не вкладывало, и вкладывать не собирается.

А самих чиновников часто переводят с одних участков работы на другие – как по горизонтали (т.е. в географическом смысле), так и по вертикали (имею в виду разные отделы и разные должности). 

Так откуда у них возникнет вдруг интерес?

— Что-то удивило в процессе работы над книгой?

— Ничто не удивило, так как иллюзий не было. А вот огорчило то, что наши граждане (не только власти, но и рядовые обыватели) наплевательски относятся к своему историческому наследию. Например, превращают замчища в свалки мусора, норовят возводить там всякие строения (например, сараи), или сажать картофель, берут оттуда землю и т.д.

Местные власти не хотят даже слышать о том, чтобы силами добровольцев (т.е. бесплатно) делать то, что им вполне по силам и требует минимального финансирования. Например, углублять и расширять заплывшие рвы вокруг замчищ, восстанавливать земляные валы, ограждать замчища легкой оградой (старые трубы плюс сетка-рабица), устанавливать щиты с рисунками-реконструкциями старинных сооружений и объяснительными текстами, благоустраивать прилегающую территорию (дорожки, лавочки, освещение). 

Разве трудно восстановить, например, чудом сохранившуюся полуразрушенную башню в Смолянах и устроить наверху обзорную площадку, на третьем этаже – маленький музей, на втором – мини-кафе или бар, на первом – магазинчик сувениров?

Но для этого нужно желание, которое у чиновников отсутствует в принципе. А если находится энтузиаст, который идет в райисполком и говорит «помогите мне привести замчище в божеский вид», его встречают там, как «врага народа», и видят свое предназначение в том, чтобы не дать ему что-то сделать.

Так что общая картина очень грустная и она, образно выражаясь, нарисована углем на грязном картоне, а не масляными красками на белоснежном холсте. 

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:121)