Татьяна Гусева

Шахтер, отсидевший 60 суток: «Лихие 90-е вернулись. Люди в штатском взяли меня в плен»

Горняк Юрий Корзун — об арестах и настроениях людей.

Многим запомнилась акция протеста 42-летнего шахтера, который в сентябре приковал себя наручниками в забое, требуя отставки Лукашенко, прекращения расправы над мирными протестующими и освобождения арестованных членов стачечного комитета «Беларуськалия». С глубины 305 метров Юрия поднимали на землю не меньше десятка крепких мужчин, обрезавших цепь бензоинструментом.

О своей одиночной акции Юрий не жалеет. Говорит, и сегодня повторил бы ее, только закрепился бы намного лучше.

— Меня бы никто из забоя не достал, пока не спустился генеральный директор и не начал со мной разговаривать. Я добился бы того, чтобы освободили из заключения членов стачки, которых арестовали в августе, — рассказывает Юрий в интервью «Cалідарнасці».

С сентября по нынешний день Юрий провел в неволе 60 суток. Последний арест закончился 26 февраля. Горняк отбывал наказание в Любани, Солигорске и Барановичах.

— Условия везде плохие — это тюрьма, — говорит он. — Прошлые 15 суток я называю даже не административным арестом. Меня просто взяли в плен перед собранием «всенародным». Видимо, для того, чтоб я не выступил ни с какой речью, ни с каким заявлением. В 7 утра вытащили из машины, закрутили руки, положили лицом в снег и отвезли в РОВД.

Люди в штатском сначала предложили Юрию проехать в отделение, мол, нужно поговорить. Он ответил: высылайте повестку или сейчас вручайте.

— «Не надо устраивать тут цирк», — сказали мне и вытянули из машины,  — рассказывает «Салiдарнасцi» Юрий. — Лихие 90-е возвращаются, только в узаконенном виде. Ничего нового. Все это мы наблюдаем в Беларуси с августа.

В РОВД Юрию велели снять ремень и шнурки и пройти в «обезьянник».

— В протоколе написали, что я участвовал в несанкционированном массовом мероприятии. Мы с ребятами из стачкома участвовали в марафоне солидарности с репрессированными спортсменами. Это была пробежка два с лишним километра по лесу. Сотрудник милиции заявил на суде: посмотрев видео, он решил, что это против власти.

Юрий был возмущен и написал заявление об отказе от приема пищи. Семь суток он держал голодовку.

— Потом стал плохо себя чувствовать. В камере постоянно курили. Я сидел с арестованными по бытовым скандалам, пьющими людьми. Было очень тяжело сидеть, когда постоянно дымовая завеса. На восьмые сутки начал выходить из голодовки, чтобы не подвергать риску свое здоровье.

Говоря о сокамерниках в Любани, Юрий отмечает:

— Их интересует только одно: где выпить, с кем и за что? Эта категория граждан зарабатывает 300 рублей в месяц. Непонятно, зачем на эту работу ходят. Зарплату им выплачивают частями по 50 рублей 5-6 раз в месяц.

Я спрашиваю: зачем вы туда ходите? Они говорят: а куда ходить? Люди от безысходности просто спиваются. Политикой они не интересуются вообще.

Кроме Юрия, за марафон солидарности с репрессированными спортсменами были задержаны еще три члена стачкома «Беларуськалия»: двое получили по 15 суток, еще один человек — 25.

— Мой протест против существующей системы начался не после выборов, а в апреле, когда Лукашенко заявил, что дети не должны ходить в школу в масках, — вспоминает Юрий. — Тем самым он поставил под угрозу наше будущее. Как можно рисковать детьми? Такой человек не может и не должен быть президентом.

Во время президентской кампании Юрий Корзун был членом инициативной группы Виктора Бабарико.

По мнению Юрия, несмотря на репрессивную машину, протест не удалось заглушить.

— Он остался в сердцах у людей. Уверен, что весной все это мы увидим.

Силовиков, с которыми пересекался Юрий, он делит на две категории:

— Кто-то настроен фанатично и вбил себе в голову, что спасает страну от оккупации Европой и НАТО. Такая позиция, например, у сотрудника милиции, который руководит всеми политическими задержаниями в городе. Чаще встречаются те, кто считает себя заложниками ситуации.

Сам Юрий уезжать из Беларуси не собирается.

— Я люблю свою страну, свою землю. Они хотят, чтобы я уехал. Специально на сутки садят, чтобы люди уезжали. А когда это происходит, начинают писать, что они специально протестовали, чтобы попасть за границу.

Настроения на «Белкалии» Юрий оценивает как протестные, в то же время отмечая, что люди боятся потерять то, что имеют.

— Те, кто ушел в стачку, много потеряли. Я сам потерял порядка 4000 рублей дохода в месяц.

По словам Юрия, сейчас его семья выживает благодаря небольшим сбережениям и помощи волонтеров.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:79)