Романчук: «Институт семьи в Беларуси пребывает в агонии»

Известный экономист пишет портрет белорусской семьи, в котором есть ответы на многие вопросы о причинах поведения белорусов в обществе.

– По итогам переписи населения-2019 Белстат в феврале опубликовал бюллетень «Число и состав домашних хозяйств Республики Беларусь». В нем – подробное описание типов белорусских семей. Очень интересные факты, которые проливают свет на состояние белорусского общества в целом, – отмечает Ярослав Романчук.  

С 2009-го по 2019-й число белорусских семей (домашних хозяйств) выросло на 11,5%: было 3,87 млн, стало 4,32 млн. Средняя белорусская семья уменьшилась с 2,43 человек в 2009-м до 2,16 человек в 2019-м. При этом население страны за это время сократилось на 0,9%, почти на 85 тысяч человек, до 9,31 млн.

В сельской местности число семей сократилось на 48,1 тысячу (4,6%), до 993 тысяч. В городской местности число семей выросло на 17,5%. Число семей мама + дети/ребёнок увеличилось на 18,5%, до 505,5 тысяч. Число домашних хозяйств папа +дети/ребенок» выросло в 2,1 раза, до 102,8 тысяч.

В 2009-м число семей с детьми до 18 лет было 1250,7 тысяч, в 2019-м – 1226,6 тысяч (минус 1,9%). Число детей немного увеличилось, с 1745,7 тысяч до 1857,7 тысяч (+6,4%).

Число семей с одним ребенком сократилось на 12,9%, до 734,1 тысяч, из низ 612,6 тысяч – в городе. Число семей с двумя детьми – выросло на 12,6% до 385,3 тысяч (81,3% - в городе).

Существенно выросло число городских семей с тремя и более детьми в 2,2 раза, до 75,2 тысяч. В целом число семей с тремя детьми выросло на 63,9%, до 353 тысяч.

Очевидно, большая часть этих семей решилось на рождение третьего ребенка, чтобы решить проблему жилья. Заметим, что в сельской местности число семей с тремя и более детьми практически не изменилось (рост всего на 2,3%).

Из 4,32 млн домашних хозяйств Беларуси 38% – это семья из одного человека (1,64 млн). Это в большинстве своем пожилые одинокие люди, которые доживают свой век. В эту группу входят также молодые люди, которые по разным причинам еще ни с кем не сошлись, чтобы думать про детей. В семьях, состоящей из одного человека, особые приоритеты и атмосфера. Этакое приобретенное хуторство. Сам себе хозяин, сам себе режиссер. Гражданский эскапизм + самовыражение в соцсетях/коммуникаторах.

В большинстве своем здесь явно не в приоритете школа, образование и гражданский диалог. Для общества такая семья не является источником знаний, опыта и ориентации на перемены. За исключением тех случаев, когда такой человек-семья в одном лице является гражданским/политическим активистом.

Семей «супружеская пара с детьми и без детей» в Беларуси только 1,51 млн (35%), т. е. чуть больше трети. Папа + мама + ребенок/дети – это в нашей стране уже очевидное меньшинство. Если учесть те семьи, в которых отец (реже мать) пьют, не уделяют внимания воспитанию и образованию детей, то получится, что в нашей стране только около четверти семей, которые создают свой семейный, нематериальный капитал.

С учетом проблемы алкоголизма, домашнего насилия, вынужденной занятости одного из супругов за рубежом можем предположить, что классических, традиционных семей в Беларуси, где родители качественно выполняют свой функции, примерно 500 тысяч. Только полмиллиона из 4,3 млн домашних хозяйств страны.

Семья – это место, где формируются ценности, на практике происходит обучение жизни, изучение отношений в обществе, где лучше всего делать профориентацию, чтобы формировать семейные династии. В Беларуси Левиафана через институты и механизмы модели Совок/Госплан, культивируемое иждивенчество (государство за тебя обо всем позаботится, обучит, даст работу, пенсию и даже похоронит) быстро разрушается ценнейший общественный институт семьи.

Людей исключили из системы принятия решений на местном и национальном уровне. Белорусов поставили в унизительную зависимость от государства-работодателя. Гражданам страны отказали в защите жизни, здоровья и собственности в независимом суде. Мы не имеем права полноценно владеть землей, а каждый частный бизнес работает под угрозой быть выжженным каленым железом номенклатурно-силовой видимой руки.

В 7-ой волне мирового опроса (2020 год) по ценностям 88,7% белорусов заявили, что семья для них очень важна. Для сравнения важными друзей считают только 40,9%, свободное время – 30,3%, политику – 39,4%, работу – 60,3%. Они будут сильно огорчены, когда узнают, что институт семьи в Беларуси пребывает в агонии.

Белорусская школа давно превратила Храм знаний в Срам знаний. Университеты трансформировались из Храмов науки в Хлам науки. Они используют науку, как приманку для молодежи, родители которых продолжают видеть в высшей школе высшие стандарты знаний и умений – и платят за это. Система образования культивирует что угодно, но не критическую важность для человека и страны института семьи.

Сегодня главная угроза Беларуси – деградация и разложение института семьи. Ее ослабление резко увеличивает риски успеха пропаганды и государственных фейков. Семейный фильтр перестал выполнять функцию корректировки внешней информации.

Семья с трудом справляется со статусом убежища последней надежды, источником материального и душевного благополучия. В условиях деградации культуры сбережения, сильнейшего давления Левиафана на систему образования, мощный прессинг на самозанятых (ИП, малый бизнес), в условиях гуманитарной катастрофы, кризиса доверия и принуждения к распределению и службе в армии институт семьи в Беларуси будет распадаться еще больше.

Белорусы столкнулись с мощной стеной беззащитности, безысходности и бессилия. Такая ситуация рождает импотентов, а не детей.

Когда в стране 2,7 млн пенсионеров приходится на 1,85 млн детей до 18 лет, когда распадается почти 60% браков, а рост числа детей почти гарантирует попадание в ловушку бедности, национальную повестку дня заминает всего один вопрос – выживет ли независимая Республика Беларусь или она уже неотвратимо стала failed state. Что думаете?

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.7 (оценок:64)