Елена Молочко, Народная воля

Первая скрипка Большого театра: «Я не стала ждать встречи в РУВД, а тут же собрала чемоданы и уехала в Вильнюс»

В конце октября из Большого театра Беларуси буквально выставили за двери пять талантливых профессионалов, которые решились публично перед началом спектакля выступить против насилия в стране.

Это были дирижер Андрей Галанов, солист Илья Сильчуков, концертмейстер оркестра Регина Саркисова, музыканты оркестра Алла Джиган и Александра Потемина.

В интервью «Народной воле» Регина Саркисова, теперь уже бывшая первая скрипка оркестра Большого театра, рассказала, что их всех уволили за «аморалку», а именно «за совершение работником аморального поступка, несовместимого с продолжением данной работы» (статья 47 пункт 3 Трудового кодекса).

Регина Саркисова. Фото для журнала «Партнер»

Регина Николаевна теперь в Вильнюсе. Они с мужем прошли конкурс в оркестр Музыкального театра Клайпеды. Вот что она рассказала:

— Там в ноябре-декабре проводили очередной набор, поскольку театр расширяет свои творческие горизонты. Но пока мы находимся в Вильнюсе, а в Клайпеду поедем после Нового года, когда будет разрешено перемещаться по стране.

По масштабам музыкальный театр Клайпеды с белорусским Большим, конечно, не сравним. Но выбор у меня сейчас небольшой. Надо зарабатывать на жизнь, у нас двое детей-студентов.

— Знаете свою будущую зарплату? Может, он будет намного меньше, чем в Минске?

— Ах, что вы! Давно я так не смеялась… Бывает ли в мире где-нибудь у музыкантов зарплата ниже, чем в Беларуси? Точную цифру, честно говоря, я пока не знаю, но то, что она будет существенно выше, — это совершенно точно.

— Как я понимаю, вы не планировали эмиграцию задолго до своей акции, не ожидали, что с вами так жестко поступят, когда вышли со словом Свободы перед спектаклем.

— Я думала, что влепят выговор, но чтобы в один момент уволить, даже не переговорив со мной после 26 лет моей работы концертмейстером оркестра… Я же была не самым последним человеком в театре.

В голове такое не укладывается. Хотя я понимала, видела, что незаменимых людей у нас в стране сейчас нет, лучшие специалисты, выдающиеся личности лишались работы. Но в нашем Большом?!

— В вашу защиту, а также в защиту всех остальных грубо уволенных из театра музыкантов было письмо, под которым подписались 1070 деятелей культуры нашей страны. Была ли реакция чиновников?

— Никакой реакции. Администрация всех уровней делает вид, что она слепоглухонемая.

Моему мужу — он в оркестре работал литавристом на позиции концертмейстера группы ударников — пришлось уволиться сразу вслед за мной. А он вообще 42 года проработал в театре. И с ним даже словом не перекинулся никто из администрации, не соизволил пообщаться. И так расстаться…

— Когда вы перебрались в Вильнюс?

— Это еще одна непростая история. Столько переживаний… Смотрите, как развивались события. Прошло уже немало времени со дня моего изгнания из театра, когда днем 3 декабря мне позвонили из РУВД и говорят: «Вы не явились по повестке!»

Я очень удивилась, так как никакой повестки не получала. Тем не менее мне настоятельно порекомендовали прийти к ним в управление через полтора часа. Спросила: «По какому поводу?» Ответили: «За срыв мероприятия».

— Хм, интересно: какого еще мероприятия? Имелся в виду ваш публичный протест перед началом спектакля «Царская невеста»? Кстати, вас могли запросто с допроса отправить в СИЗО.

— Именно! Поэтому я не стала ждать встречи в РУВД, а тут же собрала чемоданы и уехала в Вильнюс. Подключился фонд «Помощь» (спасибо ему!), который провел меня по гуманитарному коридору (тем более, что у меня была открытая туристическая виза). «Помощь» очень быстро сработала: мне позвонили из РУВД в час дня, а в пять вечера я уже была на границе с Литвой. Муж, правда, смог приехать ко мне вот только недавно, на днях.

— Где вы остановились?

— В апарт-отеле.

— А где сейчас ваши дети?

— Они успели уехать из страны еще до моего отъезда. Сын ходил на протесты, был задержан по административке, потом по программе Калиновского смог уехать и учится сейчас в Варшаве. И дочь тоже там, она стажируется в архитектурной фирме. Семью нашу раскидало.

— Биография семьи, в которой вы родились, как я читала, тоже очень сложная: дедушка из Турции, мама из Украины… А теперь, выходит, пошел явный европейский крен. С кем из белорусов вы встречались уже в Вильнюсе?

— С Андреем Галановым. У него тоже все хорошо, но лучше он вам сам расскажет.

— Регина Николаевна, вы не жалеете о своем поступке? Чувство досады вас не грызет?

 — Двойственное чувство, признаюсь. Остановилась моя нормальная жизнь, я не предполагала, что все придется поменять так стремительно и так кардинально. Но, с другой стороны, мне стало легче морально.

После 9 августа меня очень мучило положение вещей в нашем обществе. Как работать в театре на фоне тотального насилия? Я играла на инструменте и не понимала, зачем я это делаю. Было невыносимо.

— Когда вас принимали на работу в Клайпеду, языковой вопрос не стоял?

— Когда в руках у музыканта его любимый инструмент, язык не мешает коммуникации.

 — А записи каких композиторов вы посылали на конкурс в Клайпедский театр?

— Во всем мире у музыкантов принято показывать свой профессионализм на концертах Моцарта.

— Я уверена, что Клайпеде очень повезло: к ним едет выдающаяся пара музыкальных профессионалов!

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.7 (оценок:46)