Денис Мартинович, Анастасия Панкратова, TUT.BY

Как в Купаловском прошел первый спектакль после выборов: «Осторожно, могут быть бэчебэшники»

Купаловский театр наконец-то открыл свой 101-й сезон. Правда, не в августе, а в марте, не спектаклем о Шагале или «Тутэйшымі», а «Паўлінкай», не с привычным составом актеров, а с набранным молодняком из числа студентов Университета культуры и Академии искусств. TUT.BY сходил на премьеру и делится первыми впечатлениями.

Фото: kupalauski.by

Гость из Минкульта, меню буфета и полный партер

Последний раз мы были внутри Купаловского год назад, еще в докоронавирусную эпоху. Зимой 2020-го состоялся показ спектакля «Першы» — последняя премьера, прошедшая до августовских событий. В августе купаловцы, которые покидали театр, рассказывали нам о причинах своего ухода уже около родных стен — в здание они заходили по одному и шли в гримерки в сопровождении охраны.

На первый взгляд, Купаловский не изменился. На входе, как и в других коллективах, меряют температуру и просят не забывать о масках (последний совет большая часть публики игнорирует). Капельдинеры в знакомой бордовой одежде продают у входа программки и рассаживают зрителей в зале.

«Разнообразный» репертуар. Афиша Купаловского: «Паўлінка», «Паўлінка» и еще раз «Паўлінка»

В антракте театралы спешат в буфет. Мы там первый раз: в старом Купаловском антракт уходил на общение с друзьями. Берем чай за полтора рубля и бутерброд с семгой за четыре. Сразу несколько компаний перед нами предпочитают коньяк за четыре рубля, а также бутерброды с сыром (два рубля) и той же семгой, которые быстро заканчиваются.

На стене буфета висит афиша Купаловского за июль прошлого года — удивительно сохранившийся отблеск мирной жизни. Фотографируем его перед началом спектакля, а за время первого действия афишу убирают (и совсем неважно, что теперь виден люк, который она прикрывала).

Тут были фотографии актеров. Фото: Анастасия Панкратова, TUT.BY

В фойе партера привычно висят портреты купаловцев. Но, присмотревшись, можно увидеть, что их совсем мало. Десяток актеров старой труппы, музыканты оркестра — вот и все. Остальная часть стен фойе партера, а также все стены бельэтажа непривычно пусты.

Но главное отличие старого Купаловского от нового носится в воздухе. В зале совсем другая публика. Говорим об этом так уверенно, потому что не пропускали премьеры театра последние 15 лет. Едва ли не на каждой из них можно было увидеть знаменитого писателя Владимира Орлова. А еще актеров других театров, искусствоведов и учителей, инженеров и программистов. В Купаловский ходила интеллигенция (гуманитарная и научно-техническая), которая сверяла по нему часы и искренне считала лучшим.

Сегодня из знакомых лиц в зале лишь Ирина Дрига, серый кардинал Министерства культуры. Рядом с ней профессор Университета культуры Зинаида Пасютина — это она осенью прошлого года пригласила своих студентов на прослушивание в театр.

Фото: kupalauski.by

За нами в партере сидят две женщины. Одна из них что-то пытается достать из сумочки, другая ее одергивает: «Осторожно, тут могут быть бэчебэшники». Рядом с нами еще одни театралки, которые обсуждают свое участие в автопробегах «За Беларусь». Одна из них громко хлопает в массовых сценах, а в паузе между ними скучает и успевает сообщить в чате товарищам по борьбе о своем посещении Купаловского.

При продаже билетов театр применил шахматную рассадку. Правда, предположим, что ее появление объяснялось не только заботой о здоровье зрителей. За полтора часа до начала спектакля в свободном доступе на сайте театра оставалось еще 42 билета. Поэтому сложно сказать: то ли армия театралов взяла штурмом кассу в последний момент, то ли люди, купившие билеты в бельэтаж и на балкон, дружно спустились вниз, то ли администрация не пожалела пригласительных. В любом случае партер был полон, и о социальной дистанции говорить не приходилось.

Спектакль начался с появления ведущей — заслуженной артистки Беларуси Тамары Николаевой-Опиок. В тот момент мы чувствовали себя как на каком-то съезде: после каждой фразы актрисы звучали аплодисменты. Актриса представила всех занятых в спектакле (удивительно, как с прошлых времен сохранился прозрачный занавес в бело-красных цветах) — и начался спектакль.

Вместо фарса — все всерьез, ошибки в словах и нервный тик

Занавес в бело-красных цветах. Фото: Анастасия Панкратова, TUT.BY

Чтобы объяснить, что за «Паўлінка» появилась на сцене Купаловского, сделаем минимальный экскурс в историю.

Пьеса Янки Купалы появилась на сцене театра во время войны: в 1944-м в Томске, когда театр был в эвакуации. По возвращении в освобожденный Минск финал спектакля решили сделать более счастливым: Павлинка убегает вместе со своим возлюбленным против согласия родителей. После этого постановка режиссера Льва Литвинова стала классикой, сюжет и мизансцены почти не менялись. Долгие годы именно показом «Павлинки» открывался новый сезон.

Но чем больше проходило времени, тем больше сюжет о том, как крестьяне дурят шляхтича — пана Быковского, — воспринимался анахронизмом. Тем более что купаловцы играли его абсолютно серьезно. В конце концов «Паўлінка» превратилась в театральный музей, в который водят детей.

В 2013-м, когда здание Купаловского открывалось после реконструкции, художественный руководитель театра Николай Пинигин слегка обновил и подчистил «Паўлінку». Но самое главное, он предложил играть этот спектакль как фарс. В результате многие сцены смотрелись вполне достойно, а от яркой актерской игры ряда исполнителей можно было получить удовольствие.

В декабре 2020 года министр культуры Анатолий Маркевич заявил, что речь идет о «новой версии знаменитого спектакля». Но после просмотра очевидно, что это не так. Если судить по картинке, то на сцене все та же «Паўлінка». С той только разницей, что у актеров, играющих родителей и родных главной героини, куда-то исчезли их шикарные костюмы (они частично остались лишь у героини Тамары Мироновой) и головные уборы (крестьянские косынки очень странно выглядят на стилизованных под старину костюмах).

А вот внутренние изменения куда более существенные. Как писала «Звязда», художественным руководителем постановки является актриса Ольга Нефедова, режиссером спектакля — студентка Белорусской академии искусств Зинаида Веденина. Слухи об их работе действительно ходили, но в программе все равно написано, что показывается работа Льва Литвинова.

Фото: kupalauski.by

Как бы то ни было, новой режиссуры в спектакле нет. Если Нефедова и Веденина действительно работали над «Паўлінкай», то каких-то четких задач актерам они не ставили. В результате каждый играет так, как умеет и понимает.

Спасительный пинигинский фарс играют два актера. Пластичный, легкий Михаил Свита (единственный из молодежи Купаловского, кто остался в труппе) исполняет роль пана Быковского. А также Тамара Миронова в роли Агаты. Они играют отлично, прекрасно чувствуют фарсовый материал и регулярно срывают овации зала. На добротном уровне работает и сама Нефедова (роль Альжбеты, матери Павлинки) — благо она (как и Миронова) играла и в прошлой, пинигинской адаптации спектакля.

А вот остальные актеры пытаются играть эту историю всерьез. Главное разочарование — Василий Сушицкий. В его исполнении Степан Криницкий, отец Павлинки, выглядит грубым и жестким, настоящим домашним тираном. Вот только играет его Сушицкий в одной тональности.

Роль Пранцися Пустаревича (мужа Агаты) исполняет Геннадий Овсянников. В таком уважаемом возрасте (Геннадию Степановичу недавно исполнилось 86 лет), пожалуй, любой актер играет самого себя. Но все-таки очень обидно видеть, как Овсянников откровенно недорабатывает: Агата бьет кнутом в его направлении — ноль реакции, во время танцев надо поднять руку — актер лишь имитирует движение. Возможно, дело в здоровье. Но тогда вопрос: надо ли занимать его в новой постановке? Хотя, если играть некому, на сцене понадобится каждый.

Во втором действии на сцену Купаловского вышел и молодняк — студенты упомянутой Зинаиды Пасютиной. Этим (а не только традициями) и объясняется выбор «Паўлінкі» в качестве спектакля-открытия. Ведь спектакль в целом тянут на себе актеры старой труппы, а молодежь выходит в массовке и почти не произносит реплик.

Игра новичков неровная. Студентка второго курса БГУКИ Анастасия Воронкова, исполняющая главную роль, обаятельна и красива, но ее голос слышен не во всех сценах, а танцевать она, увы, еще не очень умеет. Ученик Пасютиной Илья Крук (Яким Сорока, возлюбленный Павлинки) раз за разом неправильно произносит белорусские слова.

Фото: kupalauski.by

Неровно работает и массовка. Достаточно неплохи девушки, это интересные характерные работы. А вот у парней откровенно нет индивидуальности. А у одного и вовсе был нервный тик. Искренне сочувствуем парню. Но опять-таки вопрос: неужели в таком состоянии надо выходить на сцену? Или объяснение все то же — в «Паўлінцы» некому играть?

В итоге спектакль скатывается к старой, еще допинигинской версии и еще больше, чем в десятые годы, напоминает музей.

Обнуление — и новое прослушивание

Но студенческий уровень игры отдельных актеров и отношение к спектаклю как к музею далеко не единственные претензии к «Паўлінцы». В старом, доавгустовском спектакле, который нам удалось увидеть, в массовке выходили Роман Подоляко, Дмитрий Есеневич, Светлана Аникей. Они молчали, но каждый из них был индивидуальностью, поэтому было интересно наблюдать даже за их лицами.

Фото: kupalauski.by

В их появлении в «Паўлінцы» была еще одна причина. Через этот спектакль проходили все новички Купаловского. Работа в этой постановке — да, не самой лучшей, но при этом все равно легендарной — была своеобразным обрядом инициации, посвящением в купаловцы и вхождением в Купаловский.

Понимают ли это студенты, которые вышли на эту легендарную сцену? Не уверен. Вот маленький пример. Пан Быковский садится на скамейку и широко закидывает фалды своего сюртука. В старой версии он попадал в лицо одному из парней и у того отображалась целая гамма эмоций. Михаил Свита поступает так же, но сидящий за ним студент БГУКИ никак не реагирует и даже не отодвигается, чтобы попасть под фалды. Зачем, ведь он вышел на сцену и честно отсидел спектакль, помогая таскать скамейки. Этого вполне достаточно.

Фото: kupalauski.by

Да, не стоит делать из старой «Паўлінкі» шедевр. Купаловская пьеса давно требует нового, современного прочтения. Но у нее по крайней мере была душа. Теперь ее обнулили, как, впрочем, и белорусскую культуру.

Однако у новых зрителей Купаловского другое мнение на этот счет.

«Спасибо, спасибо!» — скандирует на финальных поклонах зал.

Следующие показы «Паўлінкі» состоятся 4, 7, 14, 21, 25, 27 и 31 марта. Ведь кроме восстановленного спектакля «Вечар», который также покажут в этом месяце, купаловцам пока играть нечего. Да и особо некому. В конце марта в театре состоится новое прослушивание в труппу.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 1.7 (оценок:34)