Как «тихари» следят за семьей Романа Бондаренко

Смерть Романа Бондаренко белорусские силовики выставляют как простую «бытовуху».

— Каждый день происходят десятки таких инцидентов, — сказал главный инспектор по Минску Александр Барсуков.

Роман Бондаренко. Фото из соцсетей

В то же время родственники Романа заметили слежку за собой. Причём весьма плотную:

— За нами следили не менее 20 человек, люди в штатском стояли на каждом этаже магазина, — рассказала TUT.BY Ольга Кучеренко, двоюродная сестра Романа Бондаренко, о поездке 17 ноября в торговый центр за костюмом для похорон. — Мы не знаем, для чего это делается.

Днём 18 ноября в телеграм-канале «Мотолько, помоги!» появилась многочасовая аудиозапись переговоров между силовиками. По версии авторов канала, люди на записи общаются именно в процессе слежки за семьёй Бондаренко.

Подлинность записи косвенно подтверждается тем, что на ней обсуждается та самая поездка в ТЦ, о которой независимо от Мотолько рассказала Ольга Кучеренко.

Около 14:15 «наблюдатели» работают как снаружи ТЦ Dana Mall, так и внутри здания. В числе говорящих — не только мужчины, но и как минимум одна женщина.

Одна машина силовиков, пока родственники Романа была внутри, проезжает по проспекту в сторону Уручья, другая занимает позицию на улице Калиновского. «Наблюдатели» обсуждают перемещение родственников Бондаренко по торговому центру и их дальнейший маршрут.

— Кто за руль сел?

— Супруга [у Бондаренко не было жены. — Еврорадио] за руль села.

— Во всём чёрном одета?

— Да-да-да, не супруга, сестра. Молодая женщина, тёмные волосы — за рулём… Женщина в белой куртке сзади.

Когда машина с родственниками подъезжает к выезду на проспект, звучит следующее:

— Повернули. Принимайте.

Судя по записи, машина с родственниками едет в сторону МКАД. Тут по записи можно понять, что переговаривающиеся тихари не знают, кто изначально на какой машине ездит.

— Вован, а ты в «Киа» или в «Рено» также катаешься?

— В «Шкоде».

Периодически они теряют друг друга из виду:

— Вы машины наших коллег видите?

Чуть позже:

— Чья коричневая «Джили»?

Одна из бригад тихарей, судя по всему, ненадолго потеряла из виду машину с родственниками Романа.

— Туда в сторону Новинок поехала тачка похожая.

— Догоним.

[…]

— Давай в Новинки… Там какой-то есть морг.

— На Долгиновском, слева психиатрический, а напротив морг.

— Я в курсе.

Судя по записи, родственники действительно заходили в морг Государственной службы судебных экспертиз, который как раз находится на Долгиновском тракте.

 — Они одежду должны были отнести. Сеструха сидела в машине, и сейчас они должны поехать в Генпрокуратуру, — говорит один.

Откуда наблюдатели знают о планах семьи? Напрямую между собой это тихари не обсуждают.

— Инструктажи получили? — спрашивает в определённый момент один.

— Получили.

Большая часть переговоров посвящена маршруту передвижений. Звучат топонимы: улица Орловская, проспект Победителей, улица Ленина и другие. Возникает в разговоре и «центральная база». Также в диалоге тихари упоминают слово «хороводы» — судя по всему, так силовики называют слежку.

Внезапно родственники Бондаренко разворачиваются и едут не к Генпрокуратуре, а в сторону стадиона «Динамо». Тихари этим очень удивлены.

— Они, может, не в Генпрокуратуру, а в Следственный комитет хотят, б**дь?

Но семья едет и не туда: они едут по улице Первомайской, в то же время другая (возможно, новая) «бригада» выворачивает на улицу Ванеева.

— По кольцу ща медленно [едут. — Еврорадио], наверное, на «Рокасы» хотят… Да, пошли на Рокоссовского.

— Хорошо, подтягиваем.

Наконец, родственники Бондаренко добираются до своей цели. Тихари между собой обсуждают: пока «объекты» на улице, они выходить из машин не должны.

К родственникам выходит кто-то: как полагают «наблюдатели», адвокат. Описывают: человек высокий, зелёная куртка. Дальше он снова появится в обсуждении, но куртка превратится в «болотную» или «даже коричневую».

— Димон, а куртка такая, ниже ж*пы, да? — спрашивает один, но ответа не получает.

Через некоторое время родственники вновь садятся в машину и двигаются в сторону выезда. За ними — тихари.

— Оперативно максимально, чтобы нас не пофоткали! — говорит один.

Продолжается обсуждение маршрутов семьи. Звучит фраза о том, что они «по ушам какую-то пиццу заказывали». Вероятно, «по ушам» означает, что родственников и прослушивают.

Наконец, около 17:00 машина с родственниками приближается к Генпрокуратуре. В этом месте запись прерывается.

Генпрокуратура опубликовала разговор с мамой Романа Бондаренко. Семья объясняет, что это было

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 1.5 (оценок:63)