Кац: «Люди в эшелонах власти думают, когда им покинуть тонущий корабль. Нужно как можно скорее»

Российский политолог объяснил в интервью Радыё Свабода, почему уход Лукашенко неизбежен и как его ускорить.

Предлагаем наиболее интересные отрывки.

«Кажется, что месяц прошел впустую. Но…»

— В чем проблема сейчас? Эти достижения протеста и новый статус Лукашенко как оккупационного лидера без легитимности и поддержки были достигнуты полтора-два месяца назад. Спустя три месяца мы не особо продвинулись вперед, так как некоторые рычаги власти у него еще есть. Кое чего он еще может, он может отправить в том числе головорезов бить людей. И кажется, что месяц прошел впустую. На самом деле, когда мы будем смотреть на эту ситуацию через пять или десять лет, то эти промежутки, которые сейчас кажутся нам существенными (две недели, три месяца), они нам будут казаться не значительными.

Как мы вспоминаем об украинском Майдане? Отказались подписывать документы об евроинтеграции и прогнали президента. Мы больше не думаем, что три месяца каждое воскресенье проводились огромные народные вече, что там было противостояние, что они пытались кого-то посадить в тюрьму. Мы только помним, что был народный протест, потом что-то произошло и произошли изменения. Так произойдет и тут. Когда мы будем вспоминать эти события через несколько лет, мы вспомним, что Лукашенко проиграл выборы, начались протесты, и в результате он ушел.

«Сколько будет держаться Лукашенко, зависит от активности белорусов»

Когда Лукашенко уйдет. Как долго можно держаться оккупационной администрации без действующей экономики и хотя бы некоторой поддержки со стороны граждан, не имея возможности вести дела с любыми соседями? С западными — совсем невозможно, а с Россией невозможно, потому что нет никаких инструментов для торга, которые у него были обычно, и он теперь полностью зависит от Путина.

Сколько можно продержаться? Это зависит от активности белорусов. Если активность утихнет и белорусы решат остановиться, не ходить больше на митинги и не протестовать, поскольку абсолютно беспрецедентные и действительно похожие на фашистские действия со стороны власти, то это будет дольше — несколько месяцев, возможно, даже год.

И если белорусы не остановят протест, продолжат ходить, несмотря на противодействие, и если удастся сделать эти акции массовыми, как это было три недели назад, это будет намного быстрее. Мирные марши — это политический язык. Если они случаются, все, в том числе и окружение Лукашенко, все элиты видят, что он не контролирует ситуацию. Если каждый увидит, что он в некоторой степени контролирует ситуацию и может добиться прекращения протестов тем или иным образом, то это затянется. Но не сильно.

«Думаю, ни у кого нет сомнений в том, что лукашенковский корабль утонет»

— Я всегда обращаюсь к людям, которые находятся не на верхних эшелонах (власти), а на средних. Понятно, что сейчас все размышляют, когда им покинуть корабль. Думаю, ни у кого нет сомнений в том, что лукашенковский корабль утонет. Если спросить самого лояльного к Лукашенко человека, что будет на горизонте следующие три года, никто не прогнозирует, что все останется как есть, и режим останется на тех же позициях, что и сейчас. Вопрос в том, когда им покинуть корабль. Они думают, что, если покинут корабль раньше, их уволят, посадят или еще что-нибудь. Если они покинут судно несвоевременно, то их будут судить как уже участников тих событий.

Могу только сказать всем, что покидать корабль нужно как можно скорее. Покидать как можно громко, как это сделал недавно посол Беларуси в Аргентине. Это был красивый жест, и очевидно, что в новой Беларуси, которая скоро будет, этот человек, как и бывший посол в Словакии, а также бывший министр культуры Латушко, займут важные роли и позиции. Ведь они были первыми и ушли, хлопнув дверью. Но даже если хлопнуть дверью страшно и есть другие сдерживающие факторы, можно хоть хотя бы тихонько саботировать, заболеть.

Скоро все будет меняться. В России наши элиты могут рассуждать, что путинизм может еще продержаться 10 лет, но, может, произойдет некий транзит, который приведет к власти людей, которые будут сдерживать нынешнюю систему. В Беларуси это невозможно. Пересекли большое количество красных линий, неприемлемых для общества. Очевидно, что никто из окружения Лукашенко не сможет быть в руководстве страны в ближайшее время. Через год — точно. А что такое год? Кому-то сейчас 50 лет, и будет 51 год, жить еще очень долго, и надо будет как-то существовать в новой Беларуси всем этим людям. И им следует об этом подумать сейчас.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:115)